ланетарий Москвы. Центр популяризации естественно научных знаний

Вспоминая ПХУТЭМ…

СТРАУТ Е.К.

Минуло уже 60 лет с той поры, когда в Московском планетарии состоялись первые выступления ПХУТЭМ (Планетарского художественного театра эстрады и миниатюр). Организатором и художественным руководителем этого коллектива стал Владимир Николаевич Чухров, которого пхутэмовцы в шутку называли «чухрук». Он был создателем, режиссёром, автором текстов и исполнителем многих номеров ПХУТЭМа. Активная деятельность коллектива началась в 1954 году и продолжалась более 15 лет.

В.Н.Чухров был членом Союза писателей СССР. В Планетарии он много лет читал лекцию для детей «Полёт на Луну», в основу которой была положена написанная им одноименная поэма. Два её издания в 1953 и 1954 гг. были выпущены калужским издательством «Знамя». По специальности Владимир Николаевич ‒ филолог. Его основной работой было преподавания русского языка иностранцам, в частности, слушателям Высшей партийной школы при ЦК КПСС. Будучи активным членом МАПРЯЛ (Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы), он нередко выезжал в зарубежные страны, где проводил занятия с местными преподавателями русского языка.

Первые шаги

На первых порах выступления ПХУТЭМа в Большом зале Планетария были частью программы обычных праздничных вечеров того времени. Они включали «классические» номера художественной самодеятельности. Мне особенно запомнилось исполнение очень популярной в те далёкие годы песни об Индонезии, в которой были такие слова:

«Морями тёплыми омытая,
Лесами древними покрытая…»

Уж очень красиво эта песня звучала в исполнении Тамары Борисовны Елькиной, Ирины Сергеевны Мартос и других молодых «лектрис».

Оригинальным номерам ПХУТЭМа на этих вечерах обычно предшествовала демонстрация диапозитивов, специально созданных в диапозитивном цехе Планетария, с соответствующим музыкальным сопровождением. Затем следовали небольшие интермедии на темы повседневной жизни Планетария, в частности работы ПЛС (постоянного лекторского совещания), которое на протяжении многих лет регулярно проводилось по понедельникам.

Пожалуй, одним из наиболее удачных номеров на эту тему была миниатюра, в которой такая привычная на ПЛС процедура как обсуждение текста новой лекции или её прослушивания была представлена в виде фехтовального поединка. Кстати говоря, шпаги, которые использовались в этой миниатюре, были настоящими, разумеется, спортивными.

Согласно принятому в фехтовании ритуалу перед началом поединка соперники приветствовали друг друга. Затем в ходе поединка они пытались найти удобный момент и подходящие слова для того, чтобы нанести решающий укол своему противнику. Вот как это выглядело.

1-й лектор:

«О Вашей лекции скажу с охотой:
Проделана огромная работа,
И собран богатейший материал,
Казалось бы, достигнут идеал…
Но…
(делает выпад, стремясь нанести укол)
У Вас не лекция, а цитат коллекция!

2-й лектор:

(отбивает шпагу соперника и старается сам нанести укол)
А на себя взгляни-ка.
На лекции твоей зевают все от скуки,
Испытывая муки.
Она длинна, банальна и скучна.
К тому же у тебя и тёща-сатана!
Ну а твоя жена…

1-й лектор:

Ах, и моя жена!
Так вот тебе же! На!
(делает стремительный выпад и поражает соперника, который падает замертво).

Репетиции предстоящих выступлений, которые обычно проводились в несуществующей ныне физической аудитории, проходили в жарких спорах и нередко затягивались до глубокой ночи.

За соблюдением этических норм и, выражаясь современным языком, политкорректности в номерах ПХУТЭМа неусыпно следил один из старейшин Планетария Рувим Ильич Цветов. Будучи секретарём партийной организации, он неукоснительно требовал, чтобы вся программа вечера была ему заблаговременно показана. Мы выполняли его требование, но при старались не показывать наиболее критические номера. Для оправдания таких поступков использовался очень простой приём: «Понимаете, Рувим Ильич, этот номер мы придумали позже, и времени, чтобы показать его Вам, уже не было!» Как правило, подобные «шалости» не имели серьёзных последствий, но выслушивать назидательные речи приходилось не раз.

Ведь мы были искренне убеждены в пользе критики. Не зря же в гимне ПХУТЭМа, бесхитростный текст которого был написан в первые годы существования коллектива, звучали такие слова:

«Всё знаем, всё видим, всё слышим,
И лучше любых докторов,
Такое лекарство пропишем –
Поправишься вмиг – будь здоров!

И даже с Солнца разные там пятна
Своей сатирой дружеской сотрём!»

О том, всегда ли была эта сатира дружеской, судите сами.

Из числа традиционных мероприятий, которые проводились в Планетарии для детей, нужно, прежде всего, назвать «Неделю детской книги». Обычно в дни школьных каникул в Большом зале устраивались представления, для которых писался специальный сценарий, и приглашались артисты. Кроме того выступали и сами дети, которые с увлечением рассказывали о прочитанных ими интересных книгах. Так вот, в сценарии, написанном одним из ведущих лекторов Планетария, автором нескольких популярных книг Виктором Ноевичем Комаровым, фигурировал такой персонаж как Невежество. По мысли автора, он должен был по-современному иллюстрировать старинную поговорку: «Ученье – свет, а неученье – тьма». Очевидно, сделано это было не совсем удачно, что и вызвало соответствующую реакцию со стороны ПХУТЭМа. Вот как эта реакция выглядела.

Невежество появилось на сцене как чумазое существо в рваной одежде, без обуви, но в дырявых носках. Оно село на край сцены, свесив ноги в зрительный зал, и запело песню на старинный блатной мотив «Гоп со смыком это буду я»:

«Я нечёсан, грязен, неумыт,
Мой наряд ужасен – просто стыд!
Видели такого гуся
Я невежеством зовуся –
Комаров на свет родил меня!
Он сляпал интермедию в два дня
И сунул в ту комедию меня.
Сотни маленьких детишек –
И девчонок и мальчишек –
С ужасом смотрели на меня!»

Разумеется, подобные номера показывались единственный раз, но к следующему выступлению появлялся новый повод для критики.

ПХУТЭМ выходит в свет

С началом космической эры и особенно после полёта Ю.А.Гагарина, следуя всенародному энтузиазму, ПХУТЭМ расширяет свой репертуар и сферу деятельности. В эти годы было создано немало новых интересных номеров, в которых так или иначе обыгрывался предстоящий полёт человека на Луну. Сомнений в том, что это событие произойдёт в самом недалёком будущем у пхутэмовцев, как и у многих других людей, не было. В основном эти номера представляли собой пародии, а точнее сказать дружеские шаржи на известных артистов.

Мастера художественного слова

Одним из первых таких номеров было исполнение отрывка из поэмы Чухрова «Полёт на Луну». При этом исполнители (В.Н. и я) подражали известным в те годы эстрадным чтецам А.Лифшицу и А.Левенбуку – выходцам из студенческого театра МГУ. Мы читали небольшие отрывки из этой поэмы – «Начало полёта» и «Первые шаги по Луне». Мы с определённой долей юмора старались движениями, жестами и мимикой показать поведение человека во время в условиях перегрузки и невесомости. Полагаю, что не трудно представить, как это происходило.

Вот несколько фрагментов текста этого номера.

И под нами загудело,
Мы почувствовали вдруг
Тяжелеет наше тело,
Не поднять ни ног, ни рук.
На пути ни туч, ни ветра,
Мы несёмся в пустоте.
«Десять тысяч километров»
Видим надпись на щите.
«Скорость 20 тысяч в час».
Как ревёт горячий газ.
«Скорость 30 тысяч в час».
Придавило к койкам нас!
«Скорость 30 тысяч в час».
Мы косим на стрелку глаз,
Но у этого числа
Стрелка-пальчик замерла!
Можно выключить моторы!
В наступившей тишине
Мчимся мы в ракете скорой
По инерции к Луне!
…….
И замелькали ноги, руки,
В скафандрах снова мы упругих,
Включаем радио-прибор,
Гуськом выходим в коридор.
Вот люк последний понемногу
Раздвинулся, открыв дорогу.
И мы скакнули на Луну
Шагов на двадцать пять в длину!

Далее в выступлении звучало ещё несколько строк, которых нет в поэме. Они были написаны автором позднее, специально для этого номера. Закончив выступление, мы застывали в таком положении, в котором явно угадывалась знаменитая скульптурная группа «Рабочий и колхозница».

Лунные частушки

Естественно, что этот номер исполнял русский народный хор, который в ПХУТЭМе состоял из двух человек. Впереди ‒ Чухров в женском народном наряде с надетым на голову кокошником, к которому была прикреплена коса. За женской частью хора на стуле стояла мужская его часть ‒ Страут в русской народной рубахе. Такими были наши «парадные» костюмы. В обычных случаях их заменяли нарисованные на больших листах плотной бумаги сарафан и рубаха, которые мы держали перед собой во время выступления.

Исполнялись эти частушки в сопровождении баяниста ‒ сотрудника Планетария Станислава Арбузова.

Содержание частушек, как правило, менялось в зависимости от событий, которые происходили в космонавтике в те дни. В соответствии с изменениями в политической жизни страны менялось и содержание последнего куплета. Например, в одном случае он звучал так:

«На Луне приятно жить
В краю преобразованном,
И не стыдно пригласить
На Луну Хрущёва нам!»

В другом – иначе:

«На Луну, где стало жить
Втрое лучше прежнего,
Нам не стыдно пригласить
Косыгина и Брежнева!»

На Луну приглашались также уважаемые люди из числа тех, которые присутствовали на том или ином выступлении. Таких приглашений прозвучало немало.

Среди других номеров, в которых участвовал хор, вспоминается сценка «Провожание», в котором явно проглядывало подражание Демьяну Бедному:

«Как родная меня мать провожала,
Тут и вся моя родня набежала!
Ах, куда ты паренёк – брови гнуты –
Не летел бы ты Ванёк на Луну-то.
Без тебя на небеси обойдутся,
Чудаки, гой еси, чай найдутся!»

Сольные номера

Большим успехом пользовались дружеские шаржи на Георга Отса и Владимира Канделаки. Наибольшее впечатление на зрителя они производили в том случае, когда выступления происходили в Большом зале Планетария на фоне панорамы Луны, звездного неба и других эффектов.

Георг Отс

Цветы и лавры устилают мой путь,
В какой бы роли мне сегодня блеснуть:
Циркач иль демон иль моряк иль поэт –
Певца другого такого нет!
В кино, на сцене и в эфире ‒ всегда ‒
Талант сияет ярко словно звезда.
Скажу вам прямо, ничего не тая:
«Петь на планетах – мечта моя!»
Пускай несётся до планеты Плутон
Георга Отса неземной баритон:
«Лечу как в сказке, свой восторг не тая,
В скафандре в маске ‒ судьба моя!»

Разумеется, пелись эти слова на мотив знаменитой арии мистера Икс, а исполнитель (Страут) выходил на сцену в маске и плаще.

Владимир Канделаки

Где в горах орлы да ветер, на-ни-на, на-ни-на,
Жил Вано – старик столетний, на-ни-на, на-ни-на.
Но с горами распростился, на-ни-на, на-ни-на,
На Луну переселился! Дэливо дэла!
И на лунном на Кавказе, …
По горам он начал лазить. …
Где с лозой пройти сумеет, …
Виноград повсюду зреет! Дэливо дэла!
Пролетели быстро годы, …
На Луне везде заводы.…
Посмотрите, генацвале, ….
То заводы «Цинандали»! Дэливо дэла!
И добавлю я при этом …
На Луне есть оперетта…
В ней худруком знает всякий,…
Я – Владимир Канделаки! Дэливо дэла!
На Луну прошу Вас в гости!...
Всех прославлю в ярком тосте!
Дэ-ли-во дэ-ла!

«Умирающий лебедь» на Луне

Номер по праву пользовался наибольшим успехом у любой аудитории. Перед его исполнением конферансье зачитывал либретто, в котором говорилось, что действие происходит на Луне, где случайно оказался лебедь. В суровых лунных условиях птица неминуемо должна была погибнуть. Но вовремя прилетевший отважный принц-космонавт спасает умирающего лебедя от гибели. «Жизнь побеждает смерть» ‒ таков идейный смысл этого балета. Торжество жизни находит яркое выражение в финальном па-де-де.

Успех номера целиком определял незаурядный талант Чухрова. В балетной пачке, белом трико и туфлях-пуантах он буквально выплывал из-за кулис, находясь спиною к зрителям. Ему удавалось успешно имитировать движения ног и рук, характерные для балерин-лебедей. Следуя музыке Сен-Санса, лебедь постепенно терял жизненные силы и, наконец, умирал. Музыка замолкала, и в тишине на сцене появлялся принц-космонавт, роль которого исполнял Страут. Обнаружив неподвижно лежащего лебедя, он с помощью кислородной маски приводил его в чувство. Лебедь постепенно приходил в себя. Тишина сменялась бравурной балетной музыкой. Следуя традициям этого вида искусства, лебедь и принц сначала исполняли свои сольные танцы, а затем па-де-де.

В том случае, если выступление происходило в Планетарии, финал становился более красочным и представлялся как бал, который происходит во дворце в присутствии короля, королевы, прекрасных дам и, разумеется, королевского шута.

Костюмы для главных действующих лиц и других участников номера обычно удавалось получить из запасного гардероба Большого театра. К сожалению, память не сохранила фамилии тех солистов и артистов, для которых были сшиты эти костюмы. Но я твёрдо помню, что они были написаны на каждом из них.

Такими были основные номера, с которыми ПХУТЭМ стал выступать не только в Планетарии, но и за его пределами. Конечно, было немало и других, что позволяло увеличивать продолжительность представлений до часа и даже более. К очередным выступлениям стали печататься небольшим тиражом (не более 100 экземпляров) пригласительные билеты, которые распространялись за пределами Планетария. Таким образом, нашими зрителями становились не только сотрудники Планетария и члены их семей.

Где выступал ПХУТЭМ

Первое выездное выступление нашего коллектива состоялось в ГАИШ (Государственный астрономический институт имени П.К.Штернберга) на Ленинских (ныне Воробьёвых) горах. Выбор этой аудитории был далеко неслучаен. Молодые сотрудники ГАИШ регулярно читали в Планетарии лекции для школьников и, разумеется, знали о существовании ПХУТЭМа. Конечно, мы понимали, что наш успех обеспечивала, главным образом, тематика номеров, близкая данной аудитории. В зале обычно присутствовала как молодёжь, так и учёные с мировым именем. В ГАИШе мы выступали не раз. Благодаря этому ПХУТЭМ приобрёл достаточную известность среди астрономов.

Мне вспоминается забавный эпизод, который произошёл на одном из праздничных вечеров в Планетарии. По каким-то причинам выступление ПХУТЭМа на этом вечере не планировалось. Спустившись из Большого зала в фойе, я вдруг встретил профессора И.С.Шкловского. Он читал нам лекции в МГУ, поэтому мы были хорошо знакомы. Иосиф Самуилович спросил меня: «Когда будет выступать ПХУТЭМ?» Как только он узнал, что мы сегодня не выступаем, то повернул к выходу и огорчённо сказал: «Значит, я зря сюда пришёл!»

Позднее нам довелось выступать и в Институте космических исследований, где также очень по-доброму воспринималась наша «лунная» программа.

В 1968 г. ПХУТЭМ показал несколько номеров (в том числе новых) в Доме учёных на вечере в честь 70-летия академика П.А.Ребинднра. В том же году по рекомендации Б.А.Воронцова-Вельяминова, который был членом-корреспондентом Академии педагогических наук СССР, я перешёл на работу в Институт содержания и методов обучения этой Академии. Разумеется, вскоре состоялось выступление ПХУТЭМа перед сотрудниками Института, которым оно весьма понравилось. При этом особенно часто вспоминали о том, как исполнители частушек пригласили на Луну всеми уважаемого директора Александра Михайловича Арсеньева. Он был одним из старейших деятелей образования в нашей стране и работал в Наркомпросе ещё во времена Н.К.Крупской.

Интересным, можно даже сказать, уникальным был вечер в Высшей партийной школе, где преподавал В.Н.Чухров. На сцене с номерами ПХУТЭМа выступали как слушатели-иностранцы, так и «коренные» пхутэмовцы. Было весьма забавно слышать, как при исполнении наших традиционных номеров иностранцы очень старались чётко выговаривать некоторые, особенно трудные для них русские слова. Потом оказалось, такой смешанный концерт был организован вовсе не случайно. Как специалист Владимир Николаевич знал, что такие выступления иностранцев хорошо способствуют овладению русским языком.

Встреча с Аркадием Райкиным

Трудно сказать, кому в голову пришла эта шальная мысль: пригласить Аркадия Исааковича на одно из наших выступлений. В те годы Театр Райкина ещё работал в Ленинграде, но часто гастролировал в Москве. Обычно гастроли проходили летом, но в этот раз они пришлись на зимние месяцы. Напомню, что к очередному выступлению ПХУТЭМа стали печататься пригласительные билеты. Наше выступление было специально назначено на ту дату, когда по графику гастролей у Райкина был предусмотрен выходной день. Захватив с собой пригласительный билет, мы с В.Н.Чухровым решили отправиться на встречу с великим артистом.

Его гастроли проходили в невысоком театральном здании, которое находилось на площади Маяковского рядом с гостиницей «Пекин». Билетов на спектакль мы не достали, поэтому попросили билетёров передать в антракте пригласительный билет А.И.Райкину, а также разрешить подождать его ответа. Надежд на личную встречу у нас почти не осталось после того, как билетёры рассказали, что Аркадий Исаакович очень устаёт во время спектакля. Но всё же они милостиво разрешили подождать и даже впустили нас в помещение перед фойе, поскольку вечер выдался достаточно холодным. И вот после первого отделения, когда зрители уже высыпали в фойе, случилось долгожданное – нас пригласили за кулисы, туда, где отдыхал Райкин. Мы увидели его полулежащим в кресле, очень усталым и бледным. Это резко контрастировало с той неуёмной энергией великого артиста, которой каждый из нас восхищался на его концертах. Тихим голосом он попросил рассказать о нашем коллективе и тех номерах, которые были упомянуты в пригласительном билете. Мы постарались сделать это как можно короче, понимая, что нашему собеседнику ещё надо отдохнуть. В конце беседы он извинился за то, что не может принять наше приглашение, поскольку друзья забирают его в санаторий для отдыха, пожал нам руки и пожелал успехов ПХУТЭМу.

Конечно, почти никто из планетарцев не поверил, что такая встреча состоялась. Тогда мы написали об этом событии большую статью в стенгазету, которая, к сожалению, как и многие другие документы Планетария и ПХУТЭМа, до настоящего времени не сохранилась.

Весьма любопытно, что совсем недавно в Интернете я прочёл в целом неплохую статью об истории Планетария, в которой утверждалось, что А.И.Райкин консультировал ПХУТЭМ при создании некоторых номеров. Видимо, первоисточником этого «достоверного» свидетельства стала аналогичная фраза, сказанная Б.А.Максимачёвым в его интервью. Поэтому я просто обязан закончить рассказ о единственной встрече с великим артистом Аркадием Исааковичем Райкиным заявлением о том, что подобные утверждения, к сожалению, абсолютно не соответствуют действительности.

АНОНС

  • Большой Звездный зал
    Новогодние представления пройдут с 17 по 30 декабря
  • Конференц-зал / Лекция
    21 декабря 2016 года в 19.00
  • Большой Звездный зал / Полнокупольная программа
    Премьера! Полнокупольный фильм посвященный уникальной космической миссии к ядру кометы 67Р Чурюмова-Герасименко.
  • Большой Звездный зал / Полнокупольная программа
    Лучшее за последние годы полнокупольное шоу
  • 4D кинотеатр / Стереофильм
    От истоков Вселенной, к сегодняшним знаниям человечества, в попытке исследовать неизведанное, и вперед в будущее без границ, Пространство: постигая космос знакомит зрителей ближе, чем когда-либо, с далекими планетами, Солнцем, Луной, галактиками, которые составляют безграничное пространство вокруг нас. Ошеломительное высокое разрешение и компьютерная графика погружают кинолюбителей в глубь тайн космоса невиданным ранее образом.
  • Малый Звездный зал
    Межпланетный экспресс домчит нас сначала к Солнцу, а затем доставит за пределы солнечного города. Мы почувствуем жар его центра и холод его окраин. Промчимся сквозь пространство и время со всеми остановками и выйдем на межзвездные рубежи. Удивительная галактическая бабочка махнет нам своим крылом … И тогда, мы поймем – нам пора возвращаться домой, в свой солнечный город, на свою родную планету, на Землю, ведь только здесь мы можем жить, совершать великие открытия и любоваться бескрайним космосом.
  • Большой Звездный зал / Концерт
    14 декабря 2016 г. в 21:00