Уважаемые посетители! С 16 по 18 октября Большой Звездный зал и музей Урании будут закрыты.
Просьба учитывать данную информацию при планировании посещения.

ланетарий Москвы. Центр популяризации естественно научных знаний

Легенды Планетария

Александр Константинович Порцевский. Воспоминания об отце

Александр Константинович Порцевский. Воспоминания об отце

(Опубликовал 12 января 2014, 16:07 в блог Порцевский Константин Алексеевич (1922-2011))

Биография Порцевского Константина Алексеевича

Отец родился 4 сентября 1922 года в старинном городе Трубчевске, упомянутом еще в «Слове о полку Игореве». Город был рубежом русских и польско-литовских княжеств. И по одну сторону реки Десны были русичи, а по другую – нерусичи, и как раз по ту сторону в Десну впадала речка с характерным названием Неруса. Познакомились родители в г. Витебске, где Алексей Филиппович работал главным по лесам – лесничим, а Мария Тимофеевна – телефонисткой-телеграфисткой в городском узле связи.

Городская служащая интеллигенция с прекрасным образованием. Алексей Филиппович женился поздно, т.к. все свободные деньги высылал домой, на учебу своим младшим братьям и сестрам – пока они не стали сами зарабатывать. Перед рождением детей они перебрались к родителям мужа, в Трубчевск. И до первой мировой войны Алексей Филиппович со своим отцом (владельцем небольшого кирпичного заводика) успел перестроить и расширить родительский дом — стало больше комнат. В доме была очень крупная библиотека, изготовленные собственными руками чучела птиц и животных. А также были последние новинки техники – велосипед, мотоцикл и фотоаппарат. Всего у моего отца было четверо братьев и одна сестра. Но первая мировая война и большевистский переворот изменили жизнь к худшему. Алексея Филипповича призвали в армию и он всю войну прослужил ротным писарем и адъютантом командира пехотной роты. Демобилизовался из полка с записью в послужном списке лишь в марте 1918 года, когда русская армия уже давно вся самовольно дезертировала с фронта.

В годы гражданской войны и красного террора семья жила натуральным хозяйством в дебрях брянского леса, и тем спаслись от гибели по классовому признаку. Затем при НЭПе родители отца перебрались в Трубчевск и стали работать учителями-шкрабами (школьный работник) в бывшей гимназии – теперь школе, месяцами не получая зарплату. Несколько раз их вычищали из школы за происхождение, из бывших царских служащих. Но восстанавливали, за профессионализм. В начале тридцатых годов в стране большевики организовали голод, когда все продовольствие насильно отнимали, не оставляя ничего. Тогда умерла от болезни и голода младшая сестра. А братья выжили, т.к. были уже большие и могли работать за похлебку. Перед второй мировой войной умер отец Алексей Филиппович, от малярии, в 1939 г.

Костя в 1939 году поступил в Московский университет, на астрономическое отделение мехмата. Но вскоре взял академический отпуск – нечем было платить за учебу (студенты стипендию не получали, а, наоборот, сами платили по Указу, с 1940 года) и полгода проработал учителем в школе. Летом 1941 года началась война и студентов забрали в армию, сначала отца отправили в Алма-Ату, на офицерские курсы. Но вскоре от кадровой армии ничего не осталось и в январе 1942 года с курсов всех отправили на фронт, рядовыми. Весной 1942 года под Харьковом произошла катастрофа и немцы почти беспрепятственно докатились до Сталинграда. Сотни тысяч людей попали в плен, и отец тоже, в августе 1942. Из плена дважды бежал, последний раз удачно – попал в партизанский отряд и его трижды водили на расстрел – проверяли. Затем уже стали так доверять, что назначили командиром разведчиков. Когда партизанский отряд соединился с Красной армией, снова повезло – не расстреляли и не сослали в лагеря, в СМЕРШе учли блестящую рекомендацию командира партизанского отряда.

Войну закончил в Берлине старшим сержантом, командиром штурмового взвода автоматчиков, награжден медалями «За отвагу» (фактически – это аналог Георгиевского креста в царской армии), За взятие Варшавы», «За взятие Берлина». Повезло – ран и увечий не досталось. Погиб младший брат, другой – вернулся без ноги. А старший брат и он сам – живы и здоровы.

После демобилизации в октябре 1945 года вернулся учиться в Московский университет и закончил его в 1950 году по специальности астроном. Но в ГАИШ и другие престижные места людей с пометкой «был в плену», не брали. И отец попал лектором в Московский планетарий (и проработал в нем более 55 лет), одновременно он работал и в ближайшей школе — учителем физики и астрономии (там и познакомился с моей мамой, Мариной).

О войне отец, сколько я его не просил, никогда не рассказывал, отшучивался. Любил вспоминать лишь пару недель отдыха, когда с передовой полк отправили на переформирование в ближайший тыл, а всё остальное время был на передовой, без отдыха, до изнеможения – как и вся Красная армия. И вообще о себе не любил говорить, даже на праздниках — своих днях рождениях и на 9 мая, когда у него обязательно собирались друзья – не давал произносить тосты в свою честь, отшучивался – «Давай выпьем!». Но пьяным его никто никогда не видел. Очень любил шутки и розыгрыши, меня маленького — тормошить и дурачиться.

Очень ответственный и скромный был человек, был неприхотлив и в еде и в одежде, и жил скромно, в наследство оставил лишь большую библиотеку и малюсенькую квартирку. Главное в жизни была работа, потом семья и друзья, земляки. Отец был человеком энциклопедических знаний: знал всё, о чем ни спросишь, особенно – живопись, архитектура, история. Когда вместе ездили в другие города, путешествуя на машине «Москвич-407» (в Трубчевск, в Севастополь, по Украине) – рассказывал и историю этих мест и достопримечательности. В свободное время читал, чаще мемуары, играл в шахматы, принимал гостей и сам готовил пищу. Хорошо рисовал. Александр Порцевский, ноябрь 2011 года

В раздел Легенды Планетария
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 06
  • 07
  • 08
  • 09
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28

АНОНС