УВАЖАЕМЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ! 22.11.2017 г. На сеанс 18:10 в Большой звездный зал – все билеты выкуплены.
Будут закрыты: МУЗЕЙ УРАНИИ с 17:00 до 18:30
ПРОСИМ УЧИТЫВАТЬ ДАННУЮ ИНФОРМАЦИЮ ПРИ ПЛАНИРОВАНИИ ПОСЕЩЕНИЯ ПЛАНЕТАРИЯ

ланетарий Москвы. Центр популяризации естественно научных знаний

Легенды Планетария

Дневник Константина Алексеевича Порцевского (фрагменты)

Дневник Константина Алексеевича Порцевского (фрагменты)

Дневник Константина Алексеевича Порцевского

Дневник 1950-1951

(фрагменты)

Один год из жизни выпускника механико-математического факультета МГУ Специализация — астроном.

1950 г. Москва, ул. Чайковского, д. 16 кв. 49

Стихи Кости 

Месяц весенний гонит куда-то
Тучек рассеянных лёгкое стадо.
Звездной дорогой легко им идти!
Мне же, в тревоге, пути не найти…

2 ноября 1950 г. 

С утра был в Планетарии, говорил с Уваровым о работе. Он хочет меня взять для работы на Астрономической площадке – экскурсоводом. Старается увлечь возможностью применить свои таланты при установке 10-ти дюймового зеркала, фотографирования астероидов. Был в ГАИШе на чествовании проф. Орлова с его 70-ти летним юбилеем.

3 ноября. 

В 12 часов пришел в Планетарий, в малой аудитории читал свою лекцию, всего было 12 человек: директор Гиндин, Шишаков, Светлова, Шевляков и другие. Откровенно говоря, лекцию прочел плохо, легче читать перед настоящей аудиторией, чем перед такими авторитетами. Началось с несогласованностью чтения и показа диапозитивов — сказав начало фразы, иногда не находил слов для ее окончания. Читал полтора часа и замучил всех. Гиндин вышел на кафедру и стал вести разбор лекции. Первым выступил Шевляков: мол, страдает речь и неудачны примеры из книги Б.А. Воронцова-Вельяминова. Разнес меня в пух и прах. Потом выступал Шишаков, тот говорил мягче, у всех, дескать, так было вначале, нужно работать над собой. Несколько неутешительных слов сказала Светлова. Потом говорил Гиндин: нужно серьезно поработать над собой, будет трудно материально. Заставил Шишакова быть моим наставником, авось из меня получится лектор, может, через месяц, может, через полгода. Одним словом, неудача. После разбора какие-то люди подходили ко мне, говоря: не огорчайся. Гиндин позвал в свой кабинет: согласен ли я настойчиво работать над собой? – Согласен.

4 ноября.

… пошел к 11-ти в Планетарий. После беседы с Уваровым присматривался к работе в фойе, прослушал лекцию «Возможны ли межпланетные путешествия». В 16 часов Олег Николаевич предложил мне дежурить на обсерватории Планетария. Ушел обедать, а к 6 снова пришел в Планетарий; показали, какие замки какими ключами открываются. Долго возились с правой половиной люка, наконец, открыли. Навел телескоп на Юпитер, пришли первые посетители, собрал с них 2,5 руб. без билетов – ибо их еще не принесли, потом принесли целую книгу билетов. Мальчишки-кружковцы зарисовывают Юпитер. Холодно сидеть без дела. Стали появляться облака. За 5 минут до прихода новых посетителей небо покрылось сплошными облаками, посетители хотят посмотреть, но ничего не видно, разочарованные ушли. Так я и не продал ни одного билета. Закрыл обсерваторию, поговорил с Олегом Николаевичем относительно моего прихода завтра на работу, нужно к 11 часам. Расписался в книге прихода и ухода. Замерз окончательно, слава богу, прошел первый день работы. Ушел и на вечер в ГАИШ не пошел.

10 ноября. 

Сегодня работал с утра, провел экскурсию у глобуса и стенда, где показывал изменение долготы дня. Утром со мной беседовал Уваров, поручил мне разработать план и тематику 20-ти минутных собеседований на предприятиях во время перерывов, наметил краткое содержание лекций. Разговаривал с Олей Докучаевой, мимо проходил Зигель, я спросил: «Что делать?», он наверно, слышал и позже подошел ко мне, представился и спросил, хочу ли я работать его заместителем в учебно-методическом секторе и знаком ли я с педагогической работой. Я ответил, что работаю у Уварова, но не прочь бы работать и у него. Вот, то не было ничего, а то сразу две работы – у Уварова и Зигеля. Даже не знаю, за что взяться. Ездил обедать в консерваторию. Вечером провел экскурсию за Ирину Владимировну. Цветов определил меня в свой кружок по изучению классиков марксизма-ленинизма. Вечером шел мокрый снег… Купил книгу Попова «Общедоступная практическая астрономия».

12 ноября. 

…Я спешил на работу, но успел явиться даже за 5 минут раньше. Уваров уже говорил с Зигелем относительно моей работы. Очевидно, не очень доволен, думает, что я его заброшу. …Водил экскурсию – интересно самому, потом у входа галантно раскланялся с ними и сказал, что тороплюсь.

14 ноября. 

Вчера утром отвозил на телеграф письмо Ингрид, перевода от Володи все нет, а он обещал выслать еще 4-го. Вернулся обратно, Ваня все еще болен, у меня тоже вечерами болит голова, и мы с ним глотаем пилюли, которые дает нам Нина Александровна. Вечером ходил в Планетарий, обычной лекции не было, а была научно-теоретическая конференция кружков Планетария. Зигель взял под руку и говорит: «Вот этой армией нужно руководить», оказывается, нужно было быть в 10 часов на лекторском совещании. Виталий Алексеевич Шишаков приносил мне разработку лекций, а меня не было, сделал замечание: «Я же вам говорил приходить». За столом президиума конференции – Зигель, встреченный многочисленными аплодисментами, Гиндин, Уваров, Шишаков и др. Было прочитано 10 докладов, конференция закончилась в 10 часов вечера.

15 ноября. 

Ходил к 13 часам в Планетарий, Шишаков принес мне методическую разработку лекций «Необыкновенные небесные явления», намекнул, чтобы я был аккуратным. Ездил в ГАИШ к Юре, он показал интересное письмо в радиокомитет: один пишет, нельзя ли изменить положение Земли так, чтобы в Москве был экватор, а в Америке – северный полюс? Другой спрашивает, как доказать шарообразность Земли, и тут же спрашивает, почему Луна у горизонта кажется больше, чем в зените?

16 ноября. 

Утром отдал долг Ирине 25 руб., к 11-ти ходил на заседание ученого совета ГАИШ, доклад делал академии Фесенков, был даже Шмидт. Фесенко доказал о Сихотэ-Алине, доказал, что был астероид, 20 т, февраль 1947 г. Вечером был в Планетарии, Вера Ильинична сдавала мне кружковские дела, работы будет не мало.

23 ноября. 

Вечером Зигель поручил мне провести занятия с группой по особенностям телескопов.

24 ноября. Проводил экскурсии на астроплощадке, часа два беседовал с якутом на астрономические темы. Потом обедал в консерватории, вечером опять в Планетарии – на ученом совете.

25 ноября. 

В Планетарии принимал экзамены до 11 часов вечера. Кажется, Зигель не будет руководить кружками. Как это скажется на моей работе?

27 ноября. 

Зигель был, когда я проводил экскурсию, похвалил, он советует мне пока сохранить статус-кво. Жаль, что он уходит.

29 ноября. 

…В Планетарии мой трактат о пятнах, в целом, приняли.

30 ноября. 

Был в ГАИШ на ученом совете, Шкловский делал доклад об изучении ночного неба. В Планетарии заполнил книгу, где отмечается количество отработанных дней. После лекции водил по площадке камерунцев и монголов...

4 декабря. 

Проснулся поздно, опоздал на лекторское совещание, постоял у дверей: опять пережевывают жвачку – догматизм, идеализм… Им не нравится, как я смеюсь над этим. Оскорбился и ушел, оделся, подбежала Женя: «Подождите меня, хорошо?» Проводил ее до Садовой Каретной. Спрашивала, почему я такой злой? Интересно, почему злой? Читал ей стихи, говорили о науке – базисе и надстройке. Вернулся в Планетарий, объявил о записи в кружки, записалось 30 человек, всё закончилось в 11 вечера.

5 декабря. 

Уваров сказал, что я должен быть во главе всех кружков, вместо Зигеля. На улице тепло +1 градус.

8 декабря. 

Вчера был в ГАИШ, подобрал литературу по планетарным туманностям, цефеидам. Получил в Планетарии первую зарплату – 392 рубля, вычли 64 руб. за бездетность и подоходный.

21 декабря. 

Сегодня … поехал в Планетарий, т.к. договорился с Зоткиным о свидании, но он, конечно, опоздал. Выкупил 9-й том Пушкина за 35 руб. …Я никак не могу продумать план работы астрономического кружка. У Лидии Павловны получил разрешение на получение 25 диапозитивов для занятий групп по изучению инструментов. Приходил Юрий Рябов – нужно помочь ему перевезти вещи на новую квартиру.

22 декабря. 

С утра в Планетарии печатал на машинке инструкцию по телескопу Zeiss, до 5 вечера. Приходил Миша Шамис, он уезжает в Ухту. Я настоял на его провожании, т.е. на устройстве вечеринки, и чтобы он не уезжал раньше вторника.

23 декабря. 

Миша Шамис всё еще не знает, едет он в Ухту или нет, ходили с ним в Планетарий, узнать, может ли он устроиться демонстратором, но Уварова не было. Проводил его до ГАИШа. …Вечером принимал экзамены у кружковцев по рефрактору, с 6 до 10 часов вечера, замерз ужасно. Приходили турки, отправил их на лекцию, но они скоро опять пришли.

24 декабря

…Во второй половине дня был в Планетарии. Пришел Миша Ш. с женой, слушали, как я веду экскурсии, были на лекции Зигеля «Загадки тунгусского метеорита». Мишка жалел, что я ему рассказал заранее — что это все предположения. В учебной части проф. Шаронов подошел и неожиданно поздравил меня, наверное, надо было назвать свою фамилию, что ли? Приходили ребята договариваться на Новый год, я у них потребовал диктаторских полномочий.

28 декабря. 

…В Планетарии уже украшают ёлку. Вчера получил зарплату 218 руб., т.е. 280 руб. без вычетов, а должен был получить еще столько же. Оказывается, ошиблась фифочка-бухгалтер. Обещала начислить это во 2-й половине декабря. Внес свой взнос 100 руб. на Чайковского.

1951 г. 4 января. 

Новый год встречал на ул. Чайковского. Организатором был я, но мои условия (о диктаторстве) выполнены не были и поэтому отошел от всех дел. Было человек пятнадцать. Была радиола, танцевали. 1 января ходил в Планетарий, там ко мне привязался товарищ с вопросом.

7 января. 

Ходил в Планетарий дежурить за Вогау, сидел на лекции Шистовского «Звездный дом» …

12 января. 

Вчера вызывал к себе Гиндин и спросил, справляюсь ли я с кружковской работой. Я ответил, что – да, если секции будут работать не по заданиям ВАГО, а по заданиям Совета кружковцев. При этом присутствовали Цветов, Храбров, Базыкин. После этого Гиндин издал распоряжение Цветову провести меня приказом, составить план работы, собрать Совет и избрать меня председателем Совета.

14 января. 

Ходил вечером с Тамарой на лекцию Зигеля «Загадки Тунгусского метеорита». Завтра собирается школьный кружок, говорил с Кротовым и Бейлиным об их докладе «Венера». Оказывается, доклад не подготовлен.

15 января. 

Заслушивали покаяние Зигеля. Дело в том. Что ВАК не утверждает присвоение ему степени кандидата педагогических наук. На него сыплются всякие кляузы и довели до того, что он всех лекторов назвал рутинерами. На этот раз он каялся, что, дескать, оторвался от коллектива, противопоставил себя толпе и в том же духе. Гиндин отечески ему внушал, что если он не изменится, то из него ничего не выйдет. Вечером первый раз в этом году собрался средний школьный кружок. Начался он безобразно, доклад не был хорошо подготовлен. Я показывал диапозитивы и один показал вверх ногами – смех. Моё выступление тоже началось неудачно. Пришел Зигель, ему все захлопали, он обратился ко мне с каким-то пустяком и вышел, потом пришел Цветов. Передал ему слово для сообщения о полученных Планетарием инструментов. Цветов объявил, что я рекомендован председателем Совета кружковцев. Потом я говорил довольно долго о проблемах астрономии, рассказывал, как фотографируют астероиды. На этот раз меня слушали весьма внимательно. Рассказывал побасенки, даже о том, что тетка Наташи не знает, как это на Земле зима и лето бывает.

20 января. 

В Планетарий пришел писатель, лауреат Сталинской премии Медынский, автор «9-А», он решил писать книгу о ребятах и решил познакомиться с работой кружковцев. Сидел на моем экзамене, потом слушал со мной лекцию «астрономия в борьбе с идеализмом», заглянул на занятия младшего школьного кружка, там слушал о Юпитере.

22 января. 

…Вечером было заседание старшего школьного кружка, делал доклад Алферов «Межпланетные стационарные станции», Вадим Алферов мне очень понравился. Был на заседании и Медынский, потом пришел Зигель. Страсти, конечно, не разгорались, но выступало довольно много кружковцев.

30 января. 

Вчера делал доклад на старшем школьном кружке «Основы спектрального анализа», плохо получилось, а когда стал выводить формулы – в зале даже стало шумно. Опыты тоже не удались. Был в кино «Капитан армии свободы» — об освободительной войне в Мексике. Ходил к избирателям. Рассказывал им о кандидате в депутаты РСФСР – Самсонове, который тоже водрузил знамя победы над Рейстагом. Ходил в клуб МГУ, там театр «Сатиры» — смотрел спектакль «Вас вызывает Таймыр», очень хорошо.

5 февраля. 

Вчера был в Доме пионеров, после лекции Шишакова записалось в кружок много новеньких – рассказывал им о Луне, вечером в обсерватории смотрели на Юпитер. …В Планетарии неожиданно встретил Ваську Разнихина, он на курсах директоров парков, будет здесь до марта. Он пришел в Планетарий со своими курсантами, обещал после получения денег зайти. На старшем школьном кружке Виктор Комаров рассказывал о жидком воздухе. А я в это время писал отчет о работе кружка за 1950 год, вместо Зигеля. В нижнем фойе я провел лекцию о маятнике Пошехонова для кружковцев. Одна студентка медицинского института просила записать ее в школьный кружок, странно, что не в студенческий. Собрал бюро кружка, поговорили о дальнейшей работе. Кажется, со школьными кружками всё в порядке. Как бы студенческих кружок сорганизовать? А ведь заседание послезавтра.

9 февраля. 

….Приехала Ира Назарова, уговорил ее рассказать на старшем школьном кружке о Симеизской обсерватории. В Доме пионеров вечером показывал диапозитивы о Луне и путешествии на Луну.

11 февраля. 

Был в Доме пионеров, продолжал рассказывать о Луне. …Потом в Планетарии было заседание бюро среднего школьного кружка. Дошло до того, что Оксана Кузьмичева была вынуждена уйти домой. Она мне давно не нравится со своими едкими замечаниями: вот, мол, при Зигеле было не так! Так мы и не договорились ни до чего. Пришла Ира Назарова, посадил ее слушать лекцию Зигеля о лауреатах-астрономах.

14 февраля. 

В понедельник был кружок, рассказывала о Симеизе Ира Назарова. Потом, когда стали демонстрировать фильм «Служба времени», вышли и сидели в предбаннике и болтали. …Ездил в «Пионерскую правду». Получил 90 писем для ответа ребятам на астрономические вопросы. Ходили на каток Метростроя – я, Юра Продан и Юра Рябов. Вечером готовился к выступлению на философском семинаре. …Рассказывал студентам об атомах, вычислил орбиту первого электрона. Потом всё перешло в дискуссию о том, что делать в кружке.

19 февраля. 

Вчера был день выборов в Верховный совет РСФСР, последний мой избиратель проголосовал лишь в 16 часов. Вечером был старший школьный кружок, впервые я работал с аппаратом планетария.

23 февраля. 

Два дня назад должен был сделать на философском семинаре доклад о теории относительности, но заробел и не пошел на семинар. Сегодня вечером собрался студенческий кружок, председательствовал Киселев. Говорили-говорили и договорились – даже бюро переизбрали, хотя я и настаивал на том. Чтобы голосования не было. Как видно, мой авторитет ничто уже для них. Киселев весьма недоволен тем положением, которое оказалось в кружке. Нужен научный руководитель: предлагал Куликовскому и Подобеду – отказались. Должны были прийти на защиту по общему практикуму, но никого не оказалось – бастуют! …Получил зарплату 576 руб., а на руки только 507. Купил простыню за 57 руб., рубашку за 120 руб., отдал Н.А. 100 руб. – вот почти и все деньги. Ездил в Дом пионеров, туда приехали какие-то из «Пионерской правды» фотокорреспонденты, интересуются астрономическим кружком.

19 марта. 

Оказывается, Планетарий сегодня не работает. Аппарат планетарий разобрали и везут в Ленинград на ремонт, ведь он работал без ремонта 23 года. В большом зале Планетария установили малый аппарат. Среди инженеров, приехавших из Ленинграда, есть немец из фирмы Zeiss. Вечером был кружок, доклад должна была Резникова сделать о «Геополитике американского империализма», но она не пришла. Шишаков говорил об астрономической олимпиаде, потом я говорил о Ляпунове, читал письма о «кричащих микробах» и т.д., так что, не смотря ни на что, все прошло хорошо. Выдали билеты для тех, кто не сдавал экзамены.

24 марта. 

Получил вчера зарплату – остаток за февраль 560 руб., на руки 495 руб. Н.А. отдал 100 руб., купил две простыни, 2 полотенца, трусы, майку, носки и прочее. Хотел купить плащ, но денег не хватило. Принимал экзамены по звездному времени у «старичков». Наконец-то, они смирились и смиренно отвечали на экзамене.

28 марта.

Вчера был у Толи, он был один, сходили в столовую, потом слушали симфонию и играли в шахматы. Дал ему 50 руб. От мамы все-таки пришло ему письмо, пишет, чтобы мы ей писали. День солнечный, тепло + 9 градусов. Бродил по городу, был в Планетарии. Рувим Ильич поручил мне заведовать всей «эксплуатацией». Сегодня к вечеру пошел дождь, но еще тепло. Башня телескопа оказалась в воде и к ней не подойти. В воскресенье говорил с Ляпуновым о его выступлении в Доме пионеров, потом ездил туда, читал ребятам его статью.

1 апреля. 

Вчера принимали экзамены по универсальному инструментарию. Были Зоткин, Юра Продан, Юра Рябов. Молодцы кружковцы, очень хорошо знают, особенно Болоховский. …Сегодня собираюсь в Дом пионеров на диспут о Тунгусском метеорите, будет Ляпунов.

8 апреля. 

Был в Доме пионеров – занятия по оптике, телескопам. Потом – на работу в Планетарий, оказалось, опоздал, пришел к 16.30, впрочем, еще не начались занятия. Удивительно теплая погода стоит на улице: днем можно ходить без пальто, и так со 2-го апреля, когда была температура +18 градусов. По радио сказали, что такой температуры не было уже 70 лет.

12 апреля. 

Начал хлопотать о проведении вечера кружковцев, не знаю, что из этого получится.

19 апреля. 

Был в Академии наук в главном здании – конференция по космогонии. …С 17-го Планетарий закрылся на ремонт, работы нет никакой, кроме подготовки к вечеру кружковцев. Кстати, мой образец пригласительного билета забракован. Нужно еще успеть ответить на письма для «Пионерской правды», уже звонили оттуда.

22 апреля. 

Сегодня приехал Толя, он получил письмо от Володи: он через несколько дней женится. Надо послать свадебный подарок. Планетарий закрыт на ремонт, а я отвечаю на письма для Пионерии, нужно ответить на 75 писем до 1-го мая.

6 мая. 

Давно я уже не писал. То был занят подготовкой к первому вечеру кружковцев, то праздники, то так, леность находила. Итак, 29-го апреля был вечер кружков. Я сделал доклад, потом Шишаков, потом раздавали подарки и грамоты, наконец, — премии победителям олимпиады. Потом была, так называемая, художественная часть: «традиционный» доклад Зоткина, шуточный фильм «Лунный свет», снятый Базыкиным, о том, что «ввиду неблагополучных условий наблюдений» обсерватория закрыта. …Все кружковцы собрались в Планетарии, играли в волейбол.

14 мая. 

… утром уехал к Толе, дал ему 100 руб., потом – к Игорю, тот болен уже неделю. Отправился к Николаю Проценко, там оказался его отец, Александр Леонтьевич, играют с хозяином в карты. Встретили меня возгласом: «А, астроном! Я думал, что он в Якутии, а про него в газетах пишут». Оказывается, в «Московском комсомольце» от 13 мая помещена фотография и подпись: «Пионеры под руководством лектора Порцевского К.А. наблюдают Солнце на Астроплощадке Московского Планетария». Это, оказывается, дочки хозяина квартиры меня знают. Между прочим, одна, старшая, Роза, не спускает с меня глаз, очень симпатичная. …Сегодня, наконец, солнечный день после 10 дней дождей. Дежурил в обсерватории. Вечером гулял с Тамарой, она пошла в кино «Советская Татария», я ходил по улицам и купил два номера Комсомолки, конечно, тщеславие.

28 мая. 

Вчера работал на астроплощадке и очень устал: все-таки воскресенье и много людей. После говорили о работе – я, Уваров, Девирт. Уваров решил возложить всю работу по астроплощадке на меня, т.к. он и Девирт будут заняты установкой новых приборов. Я согласился. Потом провожал Рувим Ильича до его дома, он, оказывается, живет в Большом Афанасьевском переулке, из вежливости он пригласил меня зайти и я, по глупости, зашел, а потом понял: не вовремя. Показал он мне телевизор, который сделал он сам. Потом смотрели книги. Было очень неловко, и я распрощался.

31 мая. 

Все три дня писал «необыкновенные небесные явления», и, наконец-то, дописал. …Сегодня астроплощадку не открывали – непогода, черт бы ее побрал. В Планетарии – ремонт, снимали со стен различные приборы. Потом поспорил с Зиной Калмановой: наведу ли телескоп на Венеру, без координат. И выиграл. Для этого надо было сначала разыскать Венеру через прорезь в облаках. Потом поспорил, что — то же сделаю с бинокуляром: установили с Лизой бинокуляр и стали ждать, когда пройдут облака. В это время пришла Шмакова из «Пионерской правды», она хотела посмотреть солнечные часы и заодно принесла, очевидно, свой трактат о солнечных часах для напечатывания. Чушь и галиматья, я все переделал. Она устно сказала, вот, мол, если бы это было напечатано, то она слетела бы со своего места. Вечером, когда дописал «небесные явления», отправился в Планетарий …

7 июня. 

…Сегодня вечером работал на астроплощадке, обучал телескопу Инну Волкову.

8 июня. 

Приехала Мария, я вел экскурсию, рассказывал об универсале, оглянулся и увидел Николая Проценко, Марию и подругу ее Женю. От волнения я начал заикаться. Они отошли, я кончил, подошел к ним. Я был в белом костюме. Очень жарко, но ветер и пыль. Закрыл астроплощадку, пошли в зоопарк, потом ходили в Елисеевский магазин за покупками.

10 июня. 

Весь день учил свои «Необыкновенные небесные явления». Вскоре Толя уезжает в Трубчевск.

11 июня. 

Сегодня рассказывал свою лекцию на ПЛС – лекционном совете. Итак, нужно будет поговорить с Бобровым, и он разрешит ее читать.

14 июня. 

Читал лекцию «Необыкновенные небесные явления». Вечером ездил к Игорю, начал делать ему график.

15 июня. Проснулся поздно, поехал к Игорю, докончил ему один лист. Потом был в Планетарии. Да, накануне читал лекцию «Необыкновенные небесные явления» в библиотеке №66. Фонарь брал в Планетарии и приключился казус: я забыл вынуть дополнительные лампы из фонаря и они начали тлеть. Я прервал лекцию, вытащил лампы и потом продолжил. Но это не кончилось благополучно – лопнул конденсор, как потом выяснилось. В библиотеке написали очень хороший отзыв о лекции.

16 июня. 

Ходил сегодня в ГАИШ смотреть протуберанец и спектроскоп. Потом торчал на астроплощадке. Да, не все обошлось благополучно с фонарем: лопнуло стекло конденсора.

19 июня. 

Был в Большом на балете «Маруся Богуславна».

20 июня. 

На философском семинаре делал сообщение о постановлении партии о кино и театре. Да, 19 июня читал «Солнечные пятна» на Малой Грузинской улице. Чтобы вовремя попасть в Большой вынужден был взять такси – подъехать на ул. Чайковского, бросить свою папку, взять пиджак и уехать.

22 июня. 

Сегодня в 5 часов наступило астрономическое лето. Днем пришел Игорь, он защитил диплом на пять, молодец. Отправились с ним ко мне. …Потом с Игорем пошли в Планетарий, там кружковцы. Игорь удрал, а я, вместо того, чтобы заставить работать их, так получилось – разогнал их.

23 июня. 

Вечером, наконец, позвонил Тамаре, ездили с ней в метро ночью, потом до утра просидели в садике у них во дворе.

30 июня. 

Приехал Володя. Я был на астроплощадке, разговаривал с девушкой-кружковцем. Она собирается поступать на физфак МГУ.

3 июня. 

На астроплощадку явились трубчане — Миша Шакин и Жорж Нарейко…

8 июля. 

Сегодня день воздушного флота. Заехал за Юрой Рябовым и поехали сначала на стадион «Динамо», потом в Тушино. Доехали до деревни Щукино, смотрели воздушный парад – вертолеты, реактивные самолеты, парашютный десант и т.д. Потом купались в канале. Вечером были на «Динамо», играли «Динамо» (Москва) и Шахтер, счет 4:3 в пользу Шахтера. Молодцы они.

19 июля. 

Я теперь разъезжаю на агит. автомобиле вместе Виктором Комаровыми провожу беседы, большей частью в парках.

25 июля. 

Ездил читать «Необыкновенные небесные явления» в общежитие рабочих пивоваренного завода.

27 июля. 

Ездил на литейный завод «Красная Пресня» читать «Солнечные пятна». …Заходил на астроплощадку Сашка Крохин.

28 июля. 

С утра было ПМС (постоянное методическое совещание), обсуждали план общей обзорной лекции. Заходил Жорж Нарейко, он взял билет уже в Трубчевск, одолжил у меня 50 руб. Днем заходил Толя. Вечером с кружковцами в телескоп рассматривали небо.

30 июля. 

Сегодня повздорил на астроплощадке с Луцким. Приказывал ему начать экскурсию, а он тянул, тогда я освободил его от работы на площадке. Вечером мы разбирали эти дела – Уваров, Девирт, я и Луцкий.

31 июля. 

Днем была китайская делегация. По сему поводу беспечно пустили народ на площадку…

3 августа. 

Водил экскурсии.

7 августа. 

…Я был в Планетарии, сидел у Уварова.

9 августа. 

Ездил читать «Солнечные пятна» на завод «Карбюратор»

10 августа. 

Опять был на мясокомбинате Микояна, из двух положенных бесед, читал только одну на колбасном заводе. Там почему-то везде были собрания. После лекции угощали колбасой.

11 августа. 

С 9 утра был на совещании экскурсоводов, проводил его я, ибо Уваров был занят, а Девирта не было. Зачитал свою обзорную лекцию по площадке. Ездил с агитмашиной в Пушкино, в пионерлагерь ЦК ВКП(б), с Тулуповым. Проводил беседу у выставки, задавали много вопросов. Накормили нас обедом. Вернулись домой в 2 часа ночи.

15 августа. 

Читал «Солнечные пятна» на заводе «Каучук». На астроплощадку поступила работать Нина Трофимова.

17 августа. 

Приходил в Планетарий проф. Б.А. Воронцов-Вельяминов. Я ходил на прием к директору пединститута, чтобы работать ассистентом кафедры астрономии.

18 августа. 

Отнес документы в пединститут с резолюцией Воронцова – «поддерживаю кандидатуру тов. Порцевского».

24 августа. 

Проф. Воронцов отдал обратно мои документы из пединститута, ничего не вышло. Написал заявление об отпуске с 1 сентября.

26 августа. 

Утром ездил на вокзал, купил билет без плацкарты. На Тишинском рынке купил чемодан за 130 руб. Ездил в ЦПК(о) на площадку естественно-научных знаний с беседой «Солнечные пятна»…

2 сентября. 

Приехал на машине в Трубчевск из Суземки в 2 часа ночи. Был на стадионе, играл Трубчевск и Колхозник…

10 сентября. 

Мама усердно кормит меня. Много яблок, а слив уже нет. Замазал замазкой окна на улицу, на остальные окна замазки не хватило.

12 сентября. 

Делал в школе доклад об астрономии для учащихся 8-10 классов. Им очень понравилось. Мама Майи думает, что я вот-вот сделаю Майе предложение и чем ближе день моего отъезда, тем менее любезна она становится.

20 сентября. 

В 8 часов вечера приехал в Москву, Жорж Нарейко встречал, на такси доехали до дома. Сходил в баню, а в 10 часов зашел в Планетарий – должен был собраться кружок.

23 сентября. 

Был в Планетарии. Льет дождь. Толя еще не был, да, здесь находится Аркадий, он устроился на работу на строительство МГУ.

26 сентября. 

Приехала Майя, я ее отправил слушать лекции. В этот же день зашел в Планетарий и Толя. Я был занят приемом в кружки.

3 октября. 

Кончаются деньги. Кстати, подал заявление в ГАИШ на кафедру звездной астрономии – лаборантом. До этого заходил в Планетарий Б.А. Воронцов-Вельяминов. Отправил маме письмо. Дописал до конца текст лекции «Млечный путь». Ночью температура воздуха спускается до нуля.

4 октября. 

Вечером был с Зигелем на стадионе «Динамо», играли на кубок по футболу Спартак (М) – ВВС. Счет 2:3, играли при свете прожекторов.

6 октября. 

Вечером было общее собрание среднего кружка, выбрали бюро: Киселев, Петров и Глаголева. Раздал пригласительные билеты на День открытых дверей.

7 октября. 

Водил экскурсии в Планетарии, вечером был у Тамары дома.

8 октября. 

Занял у Комарова 10 рублей. Эх, до чего дожил! А деньги будут только через два дня. Кстати, несколько дней назад передал Уварову свой «Млечный путь», а Свердловой – «Необычайные небесные явления».

13 октября. 

Устраивал День открытых дверей Планетария. Накануне до этого репетировали, выносили приборы в фойе. В последнюю минуту устроили фотовыставку. На вечер пришел М.Е. Набоков. Мое выступление было самым плохим – был зол на всех и вся.

15 октября. 

Был на заводе «Каучук» с «Солнечными пятнами».

16 октября. 

Утром был на «Каучуке» снова с «Пятнами», а вечером – на строительстве МГУ…

23 октября. 

Вчера получил зарплату 384 руб. Сегодня купил Толе рубашку за 111 руб. и отвез ему. Мама ему прислала 200 руб. Читаю античные мифы и легенды: завтра буду рассказывать о них кружковцам в Большом зале.

25 октября. 

Год как начал писать дневник. Да, вот и год позади, а я всё там же, где и был и в том же положении. Еще не ясен ответ из ГАИШ, но зато вчера мне разрешили читать лекцию «Необыкновенные небесные явления». Сбылись все-таки слова Гиндина, что, может быть, через год он (т.е. я) сможет читать лекции. Да и снег еще не идет, но по ночам температура падает до нуля, днем 3-5 градусов. Вчера было заседание среднего кружка в Большом зале. Всего собралось только человек 50, очень мало. Я боюсь, что и эти могут разбежаться. Рассказывал про греческие мифы. Конечно, плохо, что путался с фонарем и аппаратом. Потом спустились в Малую аудиторию, где произнес речь, что будем делать в кружке. Сегодня заседал Совет кружков, присвоили звание наблюдателей II разряда особо отличившимся.

27 октября. 

Сегодня с утра солнце и лёд на лужах, первый ледок. Вчера ездил с Исамяном, инструктором Планетария, на пивной завод Бадаева. Читал в подвале каком-то, и не успел я начать читать, как перебили – «давай короче!». Чорт, знает что! Потом поставили жбан пива перед нами, который почти мы выпили. Вечером пришел в Планетарий Геллий Башорин. Я очень обрадовался – давно его не видел. Он в шляпе, белом кашне и т.д. Зашли с ним к Юре Рябову …

Полная версия дневника находится здесь.

В раздел Легенды Планетария

АНОНС